• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Глава в книге
Кочевые тюркские племена на хорезмийской службе в эпоху монгольского нашествия

Тимохин Д. М.

В кн.: Историческая мозаика Евразии. Сборник статей к 70-летию Д.Д. Васильева. М.: Пробел – 2000, 2017. С. 232-244.

Препринт
INTERNATIONAL POSITION OF CHRISTIAN ALANIA IN THE 10TH CENTURY

Виноградов А. Ю.

Basic research program. WP BRP. National research university Higher School of economics, 2016

Доклад А.В. Матисона

25 сентября 2013 года на факультете истории НИУ ВШЭ состоялось очередное заседание научного семинара Лаборатории социально-исторических исследований. С докладом на тему «Система наград и приобретение дворянского достоинства православными священнослужителями в Российской Империи» выступил кандидат исторических наук, заведующий отделом Центрального государственного архива г. Москвы Андрей Викторович Матисон.

А.В. Матисон начал выступление с констататции того, что вопрос о награждении представителей духовенства связан не столько с историей самих знаков отличия, сколько с положением, которое данное сословие занимало в государстве. Известно, что в петровскую и елизаветинскую эпохи белое духовенство Российской империи имело невысокий социальный статус, в чем-то приближенный к податным сословиям, и в этом качестве практически не могло претендовать на признание своих заслуг и, соответственно, на знаки отличия. Следствием такого социального положения было пренебрежительное отношение дворян к клирикам. В правление Павла I положение духовенства изменилось. В частности, раньше священнослужителей награждали только эпизодически (так, духовник императрицы Екатерины II протоиерей Иоанн (Панфилов) был удостоен права ношения митры). С павловского царствования данная практика приобретает систематический характер.

Приблизительно около 1797 г. возникает практика выдачи орденов священнослужителям. Кроме того, за особые заслуги можно было получить сан протоиерея, ранее присваивавшийся только по занятии соответствующей должности. Первоначально правом награждения священников пользовался только император, но со временем часть полномочий в этой области переходит к Священному Синоду и правящим архиереям.

Российские священники XIX в. могли получать как собственно церковные награды (набедренники, скуфьи, палицы, митры и т.п.), так и светские ордена; принципиально невозможным для духовенства было только получение польских орденов св. Станислава и Белого Орла. Первоначально священники, награжденные светскими орденами, именовались, как и все прочие носители этих наград, кавалерами. Затем было введено выражение «сопричисленные к ордену», учитывавшее особое положение священнослужителей, отличное от положения их прихожан.

Награды высоко ценились, а получение светского ордена открывало священнику путь к обретению потомственного дворянства, что было бы существенным шагом вверх по социальной лестнице, как для самого награжденного, так и для его детей. В то же время, священнослужителей награждали крайне скупо, только за особые заслуги или при наличии протекции. До 80-х гг. XIX в. большинство священников едва ли могло претендовать на что-то большее, чем две самые скромные церковные награды — набедренник и скуфья.

В дальнейшем практика награждения эволюционировала. Священнослужителей стали награждать орденами за выслугу лет. Новое положение дел не было закреплено никаким официальным документом, но, как правило, за 50 лет беспорочной службы священник получал орден св. Владимира IV степени. Представители духовенства, приписанные к военному ведомству, получали орден за 35 лет службы, а при условии участия в военных походах — и за 25.

Введение новых правил несколько приближало священнослужителей к получению потомственного дворянства (хотя все равно срок в 50 лет службы оставался колоссальным). Однако вскоре и эта возможность была закрыта, поскольку было установлено, что потомственное дворянство дает только орден св. Владимира III степени. В начале XX в. на потомственное дворянство могли реально претендовать только священники, получившие образование в академиях.

В целом, даже несмотря на создание системы наград, духовенство Российской империи оставалось сословием низшим по отношению к дворянству. Грань между двумя сословиями оставалась практически непреодолимой. В ряде отношений положение священника было даже менее выгодным, чем положение личных дворян и даже некоторых категорий разночинцев.

В ходе обсуждения докладчику было задано множество вопросов, касавшисхя награждения духовенства потомственным дворянством, происхождения традиции церковных наград в России и за ее пределами, судеб детей священнослужителей, получивших дворянское достоинство и др. В оживленной дискуссии приняли активное участие Е.В.Акельев, Д.А.Сдвижков, Д.А.Добровольский, А.Б. Каменский и Э. Виртшафтер.

Анна Пескова