• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

А.А. Банщикова и О.В. Иванченко вернулись из экспедиции в Танзанию

С 4 по 24 августа А.А. Банщикова, О.В. Иванченко и В.Н. Брындина проводили второй сезон полевого исследования в Танзании, посвященного исторической памяти об арабской работорговле XIX века и современным взаимоотношениям между танзанийцами и арабами, живущими в стране. Первый сезон состоялся в августе-сентябре 2018 года. Исследование было поддержано грантом РНФ №18-18-00454 «Историческая память как фактор эволюции социально-политических систем (Субсахарская Африка и Мезоамерика)».

А.А. Банщикова и О.В. Иванченко вернулись из экспедиции в Танзанию

В ходе экспедиции были собраны формальные и неформальные интервью в пяти городах и населенных пунктах Танзании, представляющих значительный интерес в плане изучения исторической памяти о работорговле – это Дар-эс-Салам (14 записей), Занзибар (4 записи), Танга (12 записей), Пангани (5 записей) и Багамойо (16 записей). Относительно первого сезона география исследования была расширена на север: охвачены важные пункты Танга и Пангани. Опросы проводились как «с нуля» с новыми респондентами, так и в формате «доопрос», когда уже знакомому респонденту, принимавшему участие в первом сезоне, задавались дополнительные вопросы.

Если говорить о новых респондентах, то в их ответах антропологи уже редко слышали что-то новое по сравнению с первым сезоном. Еще раз подтвердилась тенденция восприятия межэтнических отношений (то есть отношений между афротанзанийцами и аработанзанийцами) с точки зрения последователей двух главных религий Танзании – христиан и мусульман: первые в большей степени склонны указывать на проблемы и межэтнические трения, вторые чаще всего называют ситуацию нормальной и лишенной тревожных симптомов.

Однако результаты доопроса (он состоял из четырех дополнительных вопросов) можно считать интересными. Еще более очевидна стала тенденция, проявившаяся в первом сезоне, когда в ответ на вопрос «куда вывозили рабов из Восточной Африки» респонденты, включая людей с высшим образованием, отвечали: «в Европу», «на европейские фабрики», «на европейские плантации». Такие полностью противоречащие исторической действительности сведения почерпнуты танзанийцами в том числе из школьных учебников наподобие тех, что находятся в распоряжении участников экспедиции. Причины появления откровенно ложной информации в образовательной литературе требуют тщательного изучения, но вероятно, что это связано с государственной политикой толерантности и недопущения дискриминации аработанзанийцев, предки которых принимали активное участие в работорговле. Поэтому «вина» и ответственность за эту трагическую страницу истории страны перекладывается на европейцев, не являющихся интегральной частью танзанийской нации и подходящих на роль «козла отпущения».

В ходе доопроса была зафиксирована еще одна тенденция, также определяемая религиозной принадлежностью респондента: причины прекращения и запрета работорговли мусульмане склонны определять экономической составляющей (падение спроса на рабов), а христиане – гуманистической (бесчеловечность работорговли и деятельность христианских миссионеров). 

Результаты второго сезона полевого исследования будут подробнее интерпретироваться в грядущих научных публикациях.