• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

6 ноября на научной конференции в Лионе с докладом "Иностранное влияние на кодификацию в России первой четверти XVIIIв." выступил Дмитрий Серов

Доклад посвящен проблеме иностранного влияния на процесс кодификации законодательства России Петровского времени. Сама традиция использования зарубежных нормативных источников при кодификации возникла в России отнюдь не в первой четверти XVIII в. Широко известно об использовании памятников византийского законодательства и особенно Литовского статута при подготовке Уложения 1649 г. Однако в ходе работы первой кодификационной комиссии Петра I (Палаты об Уложении 1700–1703 гг.), которая должна была выработать новую редакцию Уложения 1649 г., никакие иностранные законодательные акты не привлекались. В дальнейшем при кодификационных работах первой четверти XVIII в. зарубежные правовые образцы использовались по двум сценариям: 1) прямое и широкое заимствование европейских правовых норм при подготовке того или иного кодекса; 2) ограниченное заимствование европейских правовых норм. Первый сценарий был реализован при подготовке кодифицированных актов военного законодательства: Артикула воинского 1714 г. (первый российский военно-уголовный кодекс), «Краткого изображения процесов…» 1712 г. (первый российский военно-процессуальный кодекс), Устава Морского 1720 г. При разработке данных кодексов были использованы акты шведского, австрийского, саксонского, датского, голландского, английского и французского военного и военно-морского законодательства. Кроме того, составителем проектов Артикула воинского и «Краткого изображения процесов…» явился бывший шведский аудитор Э. Кромпейн. Второй сценарий был реализован в ходе работы Уложенной комиссии 1720 г., при подготовке грандиозного проекта Уложения Российского государства 1723–1726 гг., призванного заменить Уложение 1649 г. Петр I прямо поставил перед Уложенной комиссией 1720 г. задачу осуществить синтез российской и шведской систем законодательства. Для того чтобы обеспечить надлежащее использование шведского законодательства в состав Уложенной комиссии 1720 г. были спецально включены бывшие шведские судьи и администраторы К. Бреверн, Х. Вольф, Э. Кромпейн и М. Нирот. Кроме того, при подготовке проекта Уложения 1723–1726 гг. использовалось датское законодательство. В частности, при разделении проекта Уложения на четыре книги Уложенная комиссия 1720 г. приняла во внимание композицию датского Уложения 1683 г. (Christian V:s Danske Lov 1683).

D. Serov

The foreign influence on codification in Russia in the first quarter of the 18th century

 

This paper is devoted to the problem of the foreign influence on codification of the legislation in Russia in the Petrine times. The tradition of using foreign normative sources during codification originated in Russia appeared much prior to the first quarter of the 18th century. It is well known, that during the preparation of Law Code of 1649 (Ulozhenije 1649) the acts of the Byzantine law and, in particular, the Lithuanian Statute were extensively used.

However during the work of Peter the First’s first Legislative Commission (“Palata ob Ulozhenii” – Chamber on Code) of 1700–1703, which was designed to compile the new edition of the Law Code of 1649, no foreign legislative acts were taken. Later, during the codification work in Petrine times foreign legal samples were used in two ways: 1) direct and extensive borrowing of the European legal norms in the preparation of some code; 2) limited borrowing of the European legal norms. The first scenario was implenented while preparing the codifying acts of the military legislation – “The Short Presentation of the Procedure” (Kratkoje izobrazenije processov) 1712 (fisrt Russian code of military criminal procedure), Military Articles (Artikul voinskii) 1714 (first Russian penal military code), Naval Code of 1720. While preparing these codes the acts of Swedich, Austrian and Saxon, Danish, Dutch, English and French military and naval law were used. In addition, the compiler of the draft of “The Short Presentation of the Procedure” and Military Articles was the former Swedish auditor E. Krompein (Crompein). The second scenario was implemented in the course of the work of the Legislative Commission (Ulozennaja komissija) of 1720, when the draft Code of Russian State (Ulozhenije Rossiiskogo gosudarstva) 1723–1726, which had to replace the Law Code of 1649, was been preparing. Peter the First has put the task to implement the synthesis of Russian and Swedish legislative systems directly to the Legislative Commission of 1720. In order to ensure the proper reception of Swedish law norms by the Legislative Commission the former Swedish judges and administrators G. Brevern, H. Wolf, E. Krompein and M. Nieroth were specially included. In preparation of the draft of the Code of 1723–1726 the Danish legislation was used. In particular, the in the division of the draft Code into four parts the Legislative Commission appealed to the composition of the Danish Law Code of 1683 (Christian V:s Danske Lov 1683).