• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Доклад Ивана Андреевича Ладынина «Насколько марксистской была советская наука о древности?»

15 марта 2017 г. в 16.00 состоялось очередное заседание научно-учебной группы «Переходные эпохи и общественные трансформации в оценке отечественной историографии всеобщей истории конца XIX в. - 1980-х гг.». С докладом на тему: «Насколько марксистской была советская наука о древности?» выступил кандидат исторических наук, доцент кафедры истории древнего мира МГУ Иван Андреевич Ладынин.

Заседание проходило в школе исторических наук НИУ ВШЭ по адресу: ул. Старая Басманная, д.21/4, корп. Л, ауд. 506. В докладе рассматривался вопрос о том, была ли на протяжении существования и развития советской школы изучения древнего мира разработана связная концепция эволюции древних обществ, выдержанная в марксистских категориях. Достаточно очевидно, что такую концепцию невозможно найти в трудах классиков марксизма, научные интересы и практические публицистические задачи которых далеки от истории древности. В советской науке возможность создания такой концепции обозначалась несколько раз. Впервые это произошло в рамках разработки категориального аппарата для изучения истории докапиталистических обществ в начале 1930-х гг., когда эту задачу решали теоретики и ученые, объединенные в структурах Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК) в Ленинграде. Однако в середине 1930-х гг. деятельность ГАИМК была фактически прервана вмешательством партийного руководства, а многие ее лидеры репрессированы. Следующую попытку создать связную концепцию истории, по крайней мере, античного общества, в основу которой легла знаменитая идея "революции рабов", предпринял известный антиковед и партийный деятель А.В. Мишулин, который, как представляется автору, пытался подчинить этой задаче коллективы, занимавшиеся написанием "Всемирной истории" и вузовских учебников по истории древности. Препятствием к осуществлению этой задачи послужила не только иллюзорность самой теории "революции рабов", но и серьезная оппозиция Мишулину со стороны ученых, в большей мере разделявших ценности старой школы (В.С. Сергеева, Н.А. Машкина, их сторонников и учеников), при том, что защита этих традиционных ценностей в целом соответствовала обстановке, сложившейся в СССР времени "сталинского ампира". Наконец, уже в период хрущевской оттепели и после нее ряд отечественных ученых пытались выдвинуть альтернативные официальной науке, но использовавшие марксистские исследовательские категории теории (сторонники идеи об "азиатском способе производства", Е.М. Штаерман, выступившая с идеей многоукладности римской экономики, и др.). Характерным образом эти построения часто обнаруживали внутреннюю противоречивость, несоответствие их содержания собственно марксистским категориям, в их точном понимании. Вместе с тем уже с начала 1950-х гг. (работы О.В. Кудрявцева о Греции эллинистического и римского периодов) в советской историографии стало формироваться представление о том, что эволюция древних общин (в т.ч. древнегреческого полиса и римской civitas) является фактором исторического процесса, не только не менее важным, чем классовая борьба, но и независимым от нее. По мнению докладчика, к концу советского периода (1970-80-е гг.) фактически сформировался основанный на этом представлении исследовательский консенсус, в рамках которого впервые представилась возможность создания связной, объясняющей весь исторический процесс древности научной теории.