• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
  • Важные объявления
  • Cтажировки в НИУ ВШЭ для преподавателей, сотрудников и аспирантов российских университетов. Подробнее…

Книга
16 эссе об истории искусства

Воскобойников О. С.

М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2022.

Глава в книге
Трирский капитулярий как пример перевода латинского правового текста в Восточно-Франкском королевстве X в.

Земляков М. В.

В кн.: Восточная Европа в Древности и Средневековье. Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто. Выпуск XXXIV. Межэтнические контакты в социокультурном контексте. Вып. 34. М.: ИВИ РАН, 2022. С. 97-101.

Препринт
Popular Music as Cultural Heritage: Memory of the Leningrad Rock Club in St. Petersburg

Kolesnik A., Rusanov A.

Working Papers of Humanities. WP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2021. No. 205.

«Женская честь, или История с поросенком: Повседневная жизнь дворянства в провинциальной России XVIII в.» - доклад профессора Ольги Глаголевой

13 апреля 2011 г. на факультете истории НИУ-ВШЭ прошло очередное заседание научного семинара, на котором с докладом на тему «Женская честь, или История с поросенком:  Повседневная жизнь дворянства в провинциальной России XVIII в.» выступила Ольга Евгеньевна Глаголева. 

Летним вечером 1764 г. в далекой деревне Орловской провинции приятное времяпрепровождение компании местных помещиков было прервано бурной ссо­рой двух двоюродных братьев, Василия и Данилы Псищевых. Васи­лий пы­тался спро­во­ци­ро­вать дра­ку, но Данила стара­тельно от нее укло­нялся. Не добившись желаемого, Василий вышел во двор и, схватив пробегавшего мимо "немалого живого поросенка", бросил им в жену Данилы Ульяну, сидевшую в доме у открытого окна, чем не только "великий удар" ей "учинил", но и "при всей компании ее обес­чес­тил". Судебное разбирательство, возникшее в результате челобитной Ульяны, затянулось почти на 30 лет и ничем не за­кон­чилось: де­ло было за­кры­то в 1792 г. по просьбе невестки Ульяны, сня­вшей все пре­тен­зии. К это­му моменту ни «обесчещенной» Ульяны, ни ее обидчика Василия уже не было в живых. Оскорбление оста­лось безнаказанным, а честь женщины – не­от­мщенной.

Историки, изучающие повседневное поведение людей в европейских обществах но­вого времени, выделяют понятие чести как основу всего морального ко­дек­са, опре­де­ляв­ше­го в этот период все стороны взаимоотношений как внутри ло­ка­ль­ных сообществ, так и на уровне человек-государство. Честь обес­печивала репутацию человека и его социальный статус, в то время как бесчестье часто сравнивалось со смертью. Как показала Нэнси Коллманн, Россия еще в до­пет­ров­ские вре­ме­на была в этом отношении частью пан-европейского мира, где го­су­дар­ство предостав­ляло гражданам юридическое обоснование и правовые механизмы защиты чес­ти. Жен­щи­ны в России нередко отстаивали свою честь в суде и выигрывали процессы. Почему же Ульяна Псищева не преуспела в защите своей чести во времена Ека­те­ри­ны II, когда, как принято считать, положение женщины в обществе значительно улуч­ши­лось?

В докладе, представляющем исследовательский проект автора, находящийся в стадии разработки, прослеживаются изменения в концепциях "честь" и "бесчестье" в XVIII в., а также процессы социально-экономического и законодательного характера, их вызвавшие; исследуются ситуация в локальном дворянском сообществе, где развивалась "история с поросенком", и положение в нем семьи Псищевых; анализируются символический смысл образа животного, послужившего орудием оскорбления, в культуре и менталитете русского человека середины XVIII столетия и последствия происшествия с точки зрения существующей практики судопроизводства. Другими словами, в докладе делается попытка ре­кон­струировать повседневную жизнь русского про­вин­ци­аль­ного дворянства в ее социально-культурном кон­тексте и динамике. Внимательное прочтение "истории с поросенком" позволяет выявить сложный клубок переплетений таких проблем, как человеческое достоинство и гендерные отношения, собственность и власть, увидеть, как они отражались в русском законодательстве, юридических и культурных практиках XVIII в., а также понимались современным им сообществом провинциального дворянства.