• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
  • Важные объявления
  • Cтажировки в НИУ ВШЭ для преподавателей, сотрудников и аспирантов российских университетов. Подробнее…

Статья
Центр африканских исследований ИВИ: место в советской, российской и зарубежной африканистике

Филатова И. И.

Электронный научно-образовательный журнал "История". 2022. Т. 13. № 3.

Глава в книге
Солнечная активность и текстология древнерусского летописания

Данилевский И. Н.

В кн.: Ученые записки Витебского государственного университета имени П.М. Машерова. Т. 35. Витебск: Витебск: ВГУ имени П.М. Машерова, 2022. Гл. 1. С. 5-9.

Препринт
Popular Music as Cultural Heritage: Memory of the Leningrad Rock Club in St. Petersburg

Kolesnik A., Rusanov A.

Working Papers of Humanities. WP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2021. No. 205.

Летняя археологическая практика на Украине - Остерский отряд

В июле 2013 года часть студентов нашего факультета  проходила археологическую практику на Украине в г. Остер Козелецкого района Черниговской области. Руководитель практики Остерского отряда - Р.Б. Казаков. Вместе с черниговской экспедицией студенты работают уже второй год, продолжая раскапывать городище Юрия Долгорукого.  О тяжелых трудовых буднях, вечернем досуге и результатах экспедиции рассказывает студентка 2 курса факультета истории Полина Василенко.

В июле 2013 года часть студентов нашего факультета  проходила археологическую практику на Украине в г. Остер Козелецкого района Черниговской области. Вместе с украинской экспедицией студенты работают уже второй год, продолжая раскапывать городище Юрия Долгорукого.  О тяжелых трудовых буднях, вечернем досуге и результатах экспедиции рассказывает студентка 2 курса факультета истории, Полина Василенко:

-Вы уже второй год принимаете участие в археологических раскопках. Почему Вы решили продолжить работу именно в Остре?

Экспедиция в 2012 году была моим первым опытом в ранее неизвестной мне области исторического исследования. Одно дело – заниматься изучениями в «библиотечных условиях», копаясь в пыльных талмудах и интерпретируя факты и сведения, которые кто-то до тебя открыл.  Другое дело – самому прикоснуться к прошлому, открыть то, что от взгляда историков прятала земля. Это неоценимый опыт. Ощущения, испытываемые в тот момент, когда ты в культурном слое находишь  черепки керамических сосудов, кости животных или предметы обихода, которые сопровождали человека в XII веке, передать словами крайне сложно. Это одновременно и трепет, и любопытство (что это за предмет и как его использовали?), и азарт (а что, если капнуть еще глубже – что можно найти?).  Полевые исследования открывают для студентов другую сторону постигаемой профессии. Жажда новых открытый заставляет продолжать физически тяжелую работу, поэтому я снова решила почувствовать себя археологом-первооткрывателем, вернувшись в Остер. Почему именно туда? Знакомые места, которые за короткий период прошлогодней практики успели стать родными, знакомые археологи, помогавшие постигать азы этой трудной профессии – все это в совокупности определило мой выбор.

-Что раскапывали в этом году?

Мы продолжили исследовать территорию, на которой располагался княжеский замок Юрия Долгорукого. О результатах прошлогодней экспедиции Вы можете узнать в коротком отчете http://hist.hse.ru/news/61107456.html. В этом году впервые проходили практику совместно студенты Питерского корпуса и Московского. Возможно, благодаря восторженным отзывам студентов, которые ездили на раскопки в прошлом году, интерес к археологической практике значительно возрос, поэтому студентов распределили по двум лагерям: часть поехала на еще один раскоп в г. Выползов, а часть – в г. Остер. Несмотря на это разделение, остерская группа была в два раза больше, чем группа в прошлом году, поэтому было решено разбить два раскопа. Мы нашли несколько жилых построек, одна из которых, по предварительным предположениям, принадлежала священнослужителю: было найдено достаточно много предметов для справления религиозного культа (бронзовая иконка, несколько нательных крестиков). Однако, в большинстве своем, находки были стандартными для раскопок этого исторического периода: керамические черепки, кости животных и рыб, осколки стеклянных браслетиков, пряслица, ножички и точильные камни и проч.  

-Насколько мне известно, Вы были старостой остерской группы. Можете поделиться своими впечатлениями?

Ох, это было очень сложно, но вместе с тем очень ответственно и в некоторой степени поучительно. Так вышло, что в моем лагере я была единственным студентом, который уже принимал участие в археологических раскопках, поэтому я была морально и физически готова к грядущим трудностям. Но, к моему удивлению, адаптационный период у «новобранцев» прошел довольно быстро: ребята поняли, что отступать некуда, поэтому постарались сдружиться с лопатой. Некоторых иной раз насильно вытаскивали из раскопа: они закапывались там и отказывались делать перерывы – вот, что значит исследовательский азарт! Старшие археологи меня хорошо знали, поэтому негласно доверили мне должность «заместителя» начальника раскопа: я помогала ребятам, показывала, как работать, объясняла некоторые приемы по работе с лопатой, следила за тем, чтобы никто не ленился, и никто не перетруждался.  И в итоге, несмотря на то, что группа была достаточно большой, мы быстро сгруппировались и начали работать слаженно, как единый механизм. Честно признаюсь: иногда и мне хотелось «откосить» от работы и поваляться на травке, однако помня о том, что я не просто «рядовой копатель», но и староста, я старалась подавать правильный пример. Ну, судя по тому, что мы успели и выклпать, и закопать  оба раскопа, я с работой справилась достаточно успешно.

-А как проводили студенты часы досуга?

Работали мы 6 дней в неделю с 8 утра до 4-5 вечера с перерывом на обед. После 5 вечера студенты были предоставлены сами себе. Обычно, они сначала старательно смывали с себя следы трудов праведных, ибо вылезали из раскопа черные с ног до головы, а потом позволяли себе расслабиться: кто-то усаживался с книгой, кто-то играл в шахматы или нарды, а некоторые объединялись в группы и шли петь песни у костра. Каждый выбирал себе развлечение по душе. В выходные дни у нас были совместные экскурсии с выползовцами сначала в Чернигов, а на заключительном этапе нашей практики –  в Киев. Так что развлекательная программа всех вполне устраивала.

-Тяжело ли было городским обывателям прожить около трех недель в палатках без благ цивилизации?

Я бы слукавила, если бы сказала, что было легко. Все-таки отсутствие горячей воды, костер вместо плиты и река, заменяющая одновременно и ванну, и прачечную – это те условия, которые не каждый готов вынести. Учитывая, что многие не привыкли к такому роду физической нагрузке, после трудового дня хотелось лечь на мягкую кровать и успокоить ноющие члены, однако вместо кроватей были пенки, а вместо подушек и одеял – спальные мешки. Но все это только звучит безнадежно! На деле студентам постарались обеспечить максимально возможный комфорт: в лесу для девочек поставили душ, особо нуждающимся были предоставлены надувные матрасы. Никто не вернулся раньше времени домой, быстро привыкнув к таким «спартанским» условиям, а некоторые даже не хотели расставаться с жизнью в палатках – есть в этом что-то романтичное и близкое к природе!

-Что вы посоветовали бы студентам и абитуриентам, которые еще не сталкивались с подобным видом деятельности?

Не отказывайте себе в таком уникальном опыте! Не все студенты исторического факультета после окончания уходят в историческую науку, и единицы идут в археологию, ибо, как говорил начальник остерского раскопа Виталий Васильевич Рыжий, «археологом нельзя стать – им можно только родиться!». Однако почувствовать себя археологом даже на короткий период практики – это возможность соприкоснуться с реальной, осязаемой историей, получить специфические знания и пережить то, о чем приятно будет вспомнить в будущем.