• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Статьи Майи Лавринович и Сергея Польского опубликованы в журнале «Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History»

Статьи опубликованы в составе кластера «Key Concepts in Eighteenth-Century Russia», посвященного истории понятий в России XVIIIвека, в журнале «Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History» (vol. 21, 2020).

Статьи подготовлены в сотрудничестве с Германским историческим институтом в Москве и развивают идеи осуществляемого им проекта «Трансфер европейских политических идей и переводческие практики в России XVIII века»:

Translation of Political Concepts in 18th-Century Russia: Strategies and Practices
Sergey Polskoy
Moralism and Monarchism: Visions of Power in 18th-Century Russia
Konstantin D. Bugrov
A Retired Brigadier Caught between Feelings and Social Hierarchy: The Concept of Friendshipin a Late 18th-Century Epistolary Exchange
Maya Lavrinovich
Key Concepts in 18th-Century Russia
Vladislav Rjéoutski

Аннотации:

М. Лавринович, A Retired Brigadier Caught between Feelings and Social Hierarchy: The Concept of Friendshipin a Late 18th-Century Epistolary Exchange:

В статье рассматриваются социальные различия в понимании концепта дружбы в России в конце XVIII века на материале неопубликованной переписки графа Александра Воронцова, принадлежавшего к имперской элите екатерининского царствования, и бригадира в отставке Алексея Дьяконова, пользовавшегося патронажем Воронцова. В то время как обмен письмами был одной из масонских практик, а оба корреспондента были членами масонской ложи, Воронцов использовал сентиментальный язык, обращаясь к своему протеже как к «другу» и пытаясь стереть или, по крайней мере, сделать невидимыми социальные границы между ними. Дьяконов же занял по отношению к своему покровителю позицию, отражавшую его положение на иерархической лестнице, избегая при этом масонской и сентименталистской риторики равенства. С другой стороны, равенство между аристократом и образованным выходцем из непривилегированных слоев в письмах Воронцова нашло свою реализацию на уровне риторики, путем создания «зеркального нарратива» о себе самом. В статье исследуются культурный и социальный контексты переписки, а также языковые механизмы, вместе позволяющие судить о намерениях ее участников.

С. Польской, Translation of Political Concepts in 18th-Century Russia: Strategies and Practices:

В статье на материале переводной литературы 1700-1760-х гг. исследуются модели проникновения и адаптации политических понятий в России. На примере перевода понятий «государство» и «общество» прослеживаются стратегии и практики переводчиков, которые конструируют русские эквиваленты ключевых концептов европейской политической мысли. Автор исходит из теории культурного трансфера, в основе которой лежит тезис о том, что национальные культуры и языки формируются всегда в результате исторического обмена, и русская культура не является исключением. Адаптация нововведений в петровскую эпоху предполагала процесс столкновений смыслов, непонимания и исключения, осознания и перевода. Сам по себе процесс перевода можно описать как негоциацию между культурами, последствия которой не могут быть однозначными. Сложность «присвоения» европейских понятий русским политическим дискурсом состоит в том, что новые понятия в целом мало соответствовали социальной, политической и юридической практике российского общества. Поэтому сложный процесс перевода европейских политических сочинений в эту эпоху фиксируют не только смену понятий в сознании и языке русских людей в течение одного-двух поколений, но также изменения в их поведении и деятельности, и это во многом свидетельствует об определенном перевороте, произошедшем в восприятии и понимании социальной реальности в России XVIII века.