• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
  • Важные объявления
  • Cтажировки в НИУ ВШЭ для преподавателей, сотрудников и аспирантов российских университетов. Подробнее…

Книга
16 эссе об истории искусства

Воскобойников О. С.

М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2022.

Глава в книге
Трирский капитулярий как пример перевода латинского правового текста в Восточно-Франкском королевстве X в.

Земляков М. В.

В кн.: Восточная Европа в Древности и Средневековье. Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто. Выпуск XXXIV. Межэтнические контакты в социокультурном контексте. Вып. 34. М.: ИВИ РАН, 2022. С. 97-101.

Препринт
Popular Music as Cultural Heritage: Memory of the Leningrad Rock Club in St. Petersburg

Kolesnik A., Rusanov A.

Working Papers of Humanities. WP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2021. No. 205.

Александра Колесник прочла лекции в Галерее Ruarts

11 февраля и 25 февраля в Галерее Ruarts Александра Колесник прочла лекции, посвящённые стрит-арту в истории и современной культуре.
В рамках проведения выставки «TRUE ЛИ: выставка российских художников с бэкграундом в граффити и уличном искусстве» старший научный сотрудник ИГИТИ и доцент ШИН Александра Колесник прочла лекции «Стрит-арт и молодежные субкультуры» и «Стрит-арт как культурное наследие». Лекции прошли в Галерее Ruarts.

На лекции «Стрит-арт и молодежные субкультуры», которая прошла 11 февраля, была освещена значимость стрит-арта в различных субкультурах на примере панка и хип-хопа 1970-х и 1980-х гг. История молодежных субкультур и городских культур тесно взаимосвязаны. Именно город выступает пространством, оспариваемым разными субкультурами и маркирующим их границы. Стрит-арт и граффити в данном контексте нередко становятся и способом самовыражения субкультур, и их «социальным клеем». В истории европейской и американской молодежной культуры особое место занимают музыкальные субкультуры, ставшие в 1950–80-е гг. значимой составляющей городских культурных ландшафтов. Возникновение панк-рока в середине 1970-х гг. сначала в США и через несколько лет в Великобритании ознаменовало и новые способы самовыражения молодежных субкультур. «Социальным клеем» панка была, прежде всего, самодельная (DIY – Do-It-Yourself) печатная продукция — плакаты, концертные рекламные листовки (флаеры и стикеры), фэнзины (фанатские журналы), сделанные или нарисованные вручную и «размноженные» на копировальных аппаратах, а также стрит-арт. При отсутствии доступа панк-сообщества к существующим масс-медиа, расклеенные на улицах флаеры и плакаты, граффити и стенсилы стали способом его самовыражения и «обмена мгновенными сообщениями» [Ensminger 2011] с ироническими и критическими комментариями относительно современной социальной и политической ситуации. В то же время стилистика граффити-скриптов использовалась для оформления обложек альбомов панк-групп и панк-журналов, работая на создание протестной стилистики самого панк-движения. Возникшая в это же время в США субкультура хип-хопа также во многом базировалась на использовании городского пространства для самовыражения. Американский DJ Afrika Bambaataa впервые использовал название понятие «хип-хоп» для характеристики нового городского движения, включающего в себя четыре составляющих: диджеинг (музыка DJ), эмсиинг (лирика и поэзия MC), брейкданс и граффити [Pabon 2012]. Хип-хоп граффити, как и панк-стрит-арт, был не только способом визуальной репрезентации субкультуры, но и инструментом социальной и политической критики.

На лекции «Стрит-арт как культурное наследие», которая прошла 25 февраля, стрит-арт рассматривался как культурное наследие: как его охраняют и как к нему относятся жители в разных европейских странах и США. В западноевропейских и американских социальных и гуманитарных науках, начиная с 1970–1980-х гг., понятие культурного наследия было значительно переосмыслено. Отойдя от строгого определения культурного наследия как материальных объектов, представляющих историческую ценность в локальных и национальных контекстах, исследователи обратили внимание на нематериальные, неформальные и часто маргинальные культурные формы, которые нередко связаны с популярной культурой. Фанатские музеи, неофициальные памятные места, посвященные музыкантам, актерам и футболистам, народные мемориалы и коммеморативные практики, не связанные с «высокой» культурой (если обратиться к терминологии Т. Адорно) — лишь некоторые примеры неофициальных форм работы с прошлым, памятью и культурным наследием. В последние несколько лет и стрит-арт становится предметом данной рефлексии. За последние несколько лет во многих странах стрит-арт стал не только предметом жарких споров о нормативности и регулируемости городского пространства, но и в ряде случаев начинает рассматриваться как «альтернативное наследие» [Merrill 2015], отличное как от более официальных форм наследие, так и предполагающее иные способы его консервации и защиты. Проблемным в данном контексте становится вопрос сохранения аутентичности стрит-арта как «живой» городской культуры. В центре лекции были вопросы о том, как в разных странах исследователи, уличные художники и городские активисты работают со стрит-артом как культурным наследием, а также как к этому относятся жители разных городов.