• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
  • Важные объявления
  • Cтажировки в НИУ ВШЭ для преподавателей, сотрудников и аспирантов российских университетов. Подробнее…

Книга
Миротворчество в многополярном мире

Аду Я. Н., Андронова А. Р., Антонов А. Н. и др.

М.: Аспект Пресс, 2024.

Статья
Развитие процедуры утверждения главы правительства России в 1990-е годы

Берлов А. А.

Полития: Анализ. Хроника. Прогноз. 2024. № 4. С. 163-177.

Глава в книге
"Воображаемое общество" в "Кантигах о святой Марии": религиозно-нравственные идеалы мирян

Сота Фернандес Мартос Х.

В кн.: Историк и власть, историк у власти: Альфонсо Х Мудрый и его эпоха (к 800-летию со дня рождения). СПб.: Издательство «Альма Матер», 2024. С. 226-237.

Препринт
How to Turn Towards Soviet Temporaliry? Setting the analytical optics

Орлова Г. А., Танис К. А., Лукин М. Ю. и др.

Humanities. HUM. Basic Research Programme, 2022. № 211.

Преподаватель ШИН Арсений Старков провел студенческую экспедицию «Социалистический город на Урале: от первых пятилеток к современности»

Эскспедиция прошла 21 октября – 1 ноября 2022 в  рамках проекта «Открываем Россию заново». Междисциплинарная студенческая команда под руководством Арсения Старкова и Владислава Тюрина, сотрудников Института советской и постсоветской истории, изучила прошлое и настоящее социалистических городков и авангардных построек в Пермском крае и Свердловской области.

Преподаватель ШИН Арсений Старков провел студенческую экспедицию «Социалистический город на Урале: от первых пятилеток к современности»

Автор иллюстрации - Наташа Скороходова

1920-е годы в Советской России стали временем революционных экспериментов в архитектуре. Выработка авангардных архитектурных форм, решение вопросов рациональной организации пространства, производства и быта изменили подход к градостроительству. Отталкиваясь от идеи города-сада, советские и зарубежные архитекторы предлагали новое комплексное видение архитектурно-планировочных задач – предполагалось создать социалистический город – прообраз будущего коммунистического общества и своеобразную лабораторию по созданию нового советского человека. Новые формы организации пространства должны были максимально освободить рабочих, и особенно женщин, от бытовых задач (создать фабрики-кухни и бани-прачечные), рационально организовать повседневность (разработка удобных для движения магистралей) и воспитать рабочих в духе новой идеологии (строительство клубов и кинотеатров). Однако большей части проектов так и суждено было остаться на бумаге. Одним из крупнейших центров, где эти проекты были в той или иной мере реализованы, стал Урал. В годы первых пятилеток здесь развернулось масштабное строительство предприятий тяжелой и легкой промышленности, большинство из которых работают до сих пор. Вместе со строительством заводов в областных и районных центрах произошел существенный рост численности населения – от строителей-добровольцев и иностранных специалистов до заключенных лагерей, которые также привлекались к работам. Требовалось решать проблемы с жильем, но далеко не всегда – в силу экономических причин и сжатых сроков – там мог расцвести город-сад. Первые строители зачастую жили в землянках и палатках, а реализация первых авангардных проектов капитального строительства растянулась на несколько десятилетий – вплоть до послевоенного периода.

21 октября наша исследовательская команда отправилась изучать социалистические города и городки наиболее крупных центров Пермского Края и Свердловской области. Исследование пяти городов позволило не только увидеть базовые архитектурно-планировочные принципы, присущие соцгородам как особой форме организации промышленных и селитебных территорий, но и выявить разнообразие преломления идей авангардного строительства в зависимости от города, группы проектировщиков и политико-экономического статуса населенного пункта. Если Краснокамск и Березники были реализованы фактически «с нуля», то в Свердловске и Перми архитекторам приходилось работать с уже существующей дореволюционной сеткой кварталов. И если Свердловск, как центр огромной Уральской области, действительно стал одной из «столиц конструктивизма», то в Перми, потерявшей после Гражданской войны свой политико-экономический статус, авангардные постройки единичны. Междисциплинарный характер студенческой группы, которая состояла из историков, урбанистов, культуролога, социолога и дизайнера, позволил нам посмотреть на феномен соцгорода из разных, но пересекающихся перспектив. Нам было важно изучить архитектурно-планировочные решения 1920-1930-х годов не только как исторический феномен, но и посмотреть на него в контексте развития градостроительства и городского планирования. Отдельной важной составляющей в исследовании было изучение вопроса, как сейчас «живут» соцгорода, в каком состоянии находятся постройки, как местная общественность защищает и сохраняет окружающие их архитектурные памятники экспериментальных лет советского градостроительства. И как происходит «открытие» авангардного наследия и осознание его исторической и культурной ценности местными жителями. Для изучения вопросов современного состояния соцгородов мы встречались с жителями таких кварталов, музейными работниками и архитекторами. Один из выводов, который мы сделали в ходе экспедиции, заключается в том, что интерес к авангардному архитектурному наследию и понимание его ценности возникает со стороны местных жителей, когда памятники реставрируются и приобретают ухоженный и благоустроенный вид. Многое также зависит от местных ученых, сотрудников музеев и краеведов: развитие экскурсионных маршрутов по авангардным кварталам и выставки, посвященные истории раннесоветской архитектуры, реактуализируют это наследие и делают его привлекательным для горожан, а прогулки по таким районам становятся новыми формами досуга.

Особенностью прошедшей экспедиции стало то, что исследовательские маршруты во многом были разработаны и организованы самими студентами, которые заранее разделились на «дежурных по городам» и делали доклады по конструктивистским кварталам, а также заранее договаривались о встречах с нашими собеседниками. Поэтому лучше всего о географии нашего путешествия расскажут сами студенты.

ПЕРМЬ

Участники экспедиции у арт-объекта «Пермские ворота»
Участники экспедиции у арт-объекта «Пермские ворота»
ВТ

Первым городом нашей экспедиции была Пермь, а точнее, ее район – когда-то самостоятельный рабочий поселок – Мотовилиха. Это настоящий город в городе, некоторая обособленность которого ощущается и по сей день.

Наиболее целостным конструктивистским ансамблем Мотовилихи является социалистический городок «Рабочий поселок». Силами нынешних жильцов-активистов домá поселка, построенные в конце 1920-х - начале 1930-х годов, были прекрасно отреставрированы. В ходе встречи с Анастасией и Вадимом Мальцевыми, главными активистами в восстановлении квартала, мы узнали долгую историю реконструкции его исторического облика: начав с решения насущных проблем – ремонта протекающей крыши, прогнивших труб и затопленных подвалов, жильцы обнаружили, что живут в домах-памятниках архитектуры времен первой пятилетки. После этого они решили добиваться не просто ремонта, а уже полного восстановления исторического облика домов. Сегодня квартал с трехэтажными краснокирпичными домами считается гордостью и визитной карточкой всей Мотовилихи. Дома Рабочего поселка находятся в непосредственном управлении собственников. Все решения по ремонту и благоустройству принимаются коллективно в ходе общедомовых советов. А. Мальцева называет эту форму самой демократической из всех, которые предлагает Жилищный кодекс. В Мотовилихе сохранились и другие здания задуманного в конце 1920-х «города-сада» ­– бывшая гостиница «Металлург» и здание фабрики-кухни. Идет капитальный ремонт Дома техники (ныне колледж им. Н.Г. Славянова). Менее повезло зданию «Поликлиники №1», которая находится в руинированном состоянии.

Второй день в Перми был посвящён центральным районам города, где памятники конструктивизма представлены лишь точечно и находятся на достаточном отдалении друг от друга: о постконструктивистском Доме Грузчиков, Доме чекистов и Доме Горсовета были сделаны доклады. Вызвала удивление масштабная по меркам 1930-х гостиница «Центральная», здание которой сегодня реставрируется. Завершилась экскурсия у здания Узла Камского речного пароходства. Неудивительно, что в Перми памятников конструктивизма лишь единицы – бывший губернский центр потерял после Гражданской войны свой административно-политический статус, новым центром Урала стал Свердловск, куда и направлялись значительные финансовые потоки. Активное каменное строительство в Перми, теперь уже называвшейся Молотовым, начнется лишь после войны.

Саша Юрский, студент 1 курса МП «История современного мира»

Саша Берлов, аспирант 2 года обучения Аспирантской школы по историческом наукам

Женя Петроковская, студентка 4 курса ОП «Культурология»

БЕРЕЗНИКИ

В Березники мы выехали 25 октября в 7:30 утра. По плану из Березников у нас было доехать до Соликамска и побродить там пару часов. Соликамск мы не могли не вписать в наш маршрут, тем более что на автобусе от Березников до него всего полчаса. Часто «Березники – Соликамск» называют «Республика химии». Может показаться, что Соликамск мало связан с нашей темой соцгорода на Урале, однако в одной из самых популярных книг, посвященной соцзастройке уральских регионов, К. Д. Бугрова «Соцгорода Большого Урала» Соликамск не обделен вниманием. Особенностью соцзастройки Соликамска является ее соседство с величественными церквями, несколько из которых совсем обветшали, но ни на секунду не потеряли своего фантастического шарма. Контраст небывалый: конструктивистская застройка, соликамское барокко, развалы частного сектора и гаражей, серые хрущевки и где-то ощущающаяся рядом небезызвестная колония особого режима «Белый лебедь». И во всю эту церковную соликамскую обитель старого города нас вводят так называемые конструктивистские «ворота» – здания банка и кинотеатра.

В 17 часов мы уже были во встретившем нас мокрым снегопадом и готовым удивлять городе Березники. В Березниках мы провели сутки. В первый вечер мы отправились на исследовательскую прогулку по городу. Жили мы в гостинице, на которой висел баннер «ЖК Любимов», отголосок прошлого, переработанный современностью. С Любимова история Березников и началась в 80-е гг. XIX века. Тогда пермский промышленник Иван Иванович Любимов организовал близ поселка Березники первый в России содовый завод. До масштабной соцзастройки, начавшейся только в 1932 году, в 1916 году в Березниках даже побывал Борис Пастернак, назвав поселок «маленькой промышленной Бельгией». 

Пройдя половину Советского проспекта, мы вышли на главную площадь Березников, где долго рассматривали Дворец культуры им. Ленина: изначально реализованный в формах конструктивизма с ленточным остеклением и динамичными разновысотными объемами после войны он «был одет» в ампирный декор – на куб центрального объема был наложен портик. Зайдя внутрь, мы обнаружили длинную ярмарку шуб и разной пёстрой одежды. В конце ярмарки угрюмо восседает Ленин, будто бы недовольный тем, что оказался в мире капитализма. Нам повезло наткнуться на филиал музея «Азот» в здании, где на добровольных началах без каких-либо договоренностей подробнейшую экскурсию нам провела заведующая музея – Валентина Круч. Мы за это ей безумно благодарны! Валентина также подарила нам архивный выпуск «СССР на стройке» 1932 года, посвященный строительству Березниковского химкомбината. Выпуск теперь будет храниться в библиотеке Института советской и постсоветской истории. 

Строительство Березниковского химкомбината – масштабное событие 30-х гг. – центральная тема всех разговоров об истории города. Строительство БХК было проиллюстрировано картинами Ф. К. Лехта (ленинградский художник, известный, к примеру, своим проектом памятника Бауману, оформлением портала в зале П. И. Чайковского в здании Московской филармонии и др.). Современная исследовательница А. А. Шанявская при анализе этой коллекции работ Лехта сравнила их с картинами эпохи Ренессанса: «Кажется, что рабочие возводят не стены будущего гиганта химической промышленности, а купол Санта-Мария-дель-Фьоре».

Дальше мы пошли бродить по треугольнику соцгорода, ограниченному улицами Пятилетки, Деменева и Индустриализации. Добрались до здания телеграфа 1940 года, до фабрики-кухни, первого универмага, бани. Как раз по этому же району города на следующий день нам предстояла пешая экскурсия от местного историко-художественного музея им. И. Ф. Коновалова. Социалистическая застройка Березников расположилась по большей части на территории района, который раньше назывался Чуртан. Роман Павлович Петров, заведующему историческим отделением местного краеведческого музея, на следующий день провел нас по главным точкам Чуртана и рассказал много интересного про конструктивистскую застройку Березников и авангард. Самая интересная часть бесед о соцзастройке – это сравнение изначального плана города и реализованных построек, а также современное функционирование таких кварталов. 

Конечно, нельзя не упомянуть о поразивших нас березниковских провалах. Значительная часть березниковской жилой застройки находится над шахтами «Уралкалия». Провал – это проседание грунта в результате образования рассола в рудниках и их последующего затопления. Первый провал произошел в Березниках в 1986 году, следующая авария в 2006 году, о чем по сей день активно вспоминают местные жители. В 2010 году провал произошел на железнодорожной станции Березники, из-за чего она была законсервирована. Зоны провалов в Березниках сейчас расселены и ограничены заборами как опасная зона. 

Березники – яркий пример соцгорода, уникального по-своему хотя бы потому, что изначально задумывался именно как полномасштабный соцгород, а не его отдельный район, как, например, в Перми, Екатеринбурге или Нижнем Тагиле. 

Еще раз благодарим всех, кто помог нам сделать поездку в Соликамск и Березники столь незабываемой!

Марина Балахонская, студентка 4 курса ОП «История»

ЕКАТЕРИНБРУГ-УРАЛМАШ

Екатеринбург интересен количеством районов-бывших рабочих поселков. В рамках экспедиции мы посетили, пожалуй, крупнейший такой кластер – Уралмаш.

Соцгород возник рядом с Уральским заводом тяжелого машиностроения – Уралмашем – «отцом заводов», как его величал М.Горький. И неспроста: Уралмаш был одним из признанных гигантов первой пятилетки. Разумеется, на заводе работало большое количество человек, которые нуждались в жилье и сопутствующей инфраструктуре, поэтому в поселке быстро появились типовые жилые дома, фабрика-кухня, баня, школа, детский сад, а также водонапорная башня и даже гостиница, которую в народе прозвали «Мадридом», где, как считается, селили испанских беженцев. Любопытно, что некоторые объекты и по сей день сохраняют свое функциональное назначение: например, банный комплекс «Жемчужина», который ныне пользуется большой популярностью, в основном, у людей старшего возраста. Нам даже удалось пронаблюдать за очередью, собравшейся в два часа дня перед зданием, и поговорить с посетителями об авангардном наследии Уралмаша. 

Жители района отметили, что одной из главных современных достопримечательностей Уралмаша является Белая башня, куда мы попали на экскурсию благодаря АРХ-группе «Подельники», занимающейся поддержкой башни в должном состоянии. С высоты башни перед нами предстал великолепный вид на Уралмаш, да и в целом на город, с особым ритмом его геометричных кварталов.

Александра Лаврентьева, студентка 2 курса ОП «Городское планирование»

ЕКАТЕРИНБУРГ-ЦЕНТР

В один из дней пребывания в Екатеринбурге мы отправились осматривать наиболее значимые и выделяющееся сооружения советской эпохи в центре города. Особенный интерес вызвал «Городок чекистов». Стоит отметить, что этот комплекс задумывался как своеобразный «город в городе», где есть всё для жизни советского человека. Городок построен в конструктивистском стиле, доминантой является гостиница «Исеть», которая изначально была общежитием, затем гостиницей. В наши дни она активно используется только на первых этажах, где располагаются магазины и кафе. Особенно было интересно посетить и оценить планировку и антураж одной из квартир в этом городке, где изначально даже не были запроектированы кухни. 

Помимо вышеназванного городка особым элементом нашей экскурсионной прогулки по городу стало посещение креативного кластера Л-52. Он располагается в одном из корпусов бывшего дома-коммуны, построенного в 1930-х годах в конструктивистском стиле, где позже разместили поликлинику. Это здание само по себе необычное: все корпуса в нём между собой соединены тёплыми переходами. 

Также мы смогли осмотреть множество других объектов советского архитектурного наследия в городе: Дом связи, Дом контор, 89-й квартал, «Городок милиции», Дом Севастьянова и многие, многие другие здания и сооружения. 

Максим Осипенко, студент 2 курса ОП «Городское планирование»

НИЖНИЙ ТАГИЛ

В Нижнем Тагиле мы провели почти два дня. Сначала мы заглянули в музей изобразительных искусств – оценить Тагильскую Мадонну, – а остаток первого дня провели на Вагонке. Этот район, который в советское время даже предлагали сделать отдельным городом, был основан в 1930-е годы вместе со строительством Уралвагонзавода. В первую очередь, мы отправились в музей истории завода. Интересно, что помимо достаточно стандартной музейной экспозиции, посвященной разным этапам истории Уралвагонзавода, здесь нашлось место рассказу о людях разных национальностей, работавших на заводе, а также о репрессиях 1930-х, которые затронули значительное число работников. После музея художница Лена Белова, живущая на Вагонке всю жизнь, провела нам экскурсию по району, богатому постконструктивистской застройкой, и по своей выставке «Ленина Вагонка» в районной библиотеке. Как выставка, так и экскурсия Лены были интересны в том числе с точки зрения осмысления жителями района архитектурного наследия 1930-х годов и способов его репрезентации в своем творчестве.

Второй день нашего пребывания в городе мы начали с осмотра Тагилстроя. Этот район, как и Вагонка, был основан в 1930-е годы, когда возникла потребность в размещении рабочих стремительно возводящихся здесь заводов. В отличие от Вагонки, в Тагилстрое, где селились рабочие Ново-Тагильского металлургического завода, долгое время преобладала деревянная застройка, и первые каменные жилые дома здесь появляются только в послевоенные годы. Наиболее впечатляющим зданием оказался дворец культуры металлургов – «щедрый подарок партии, правительства и товарища Сталина новотагильским металлургам за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны». Помимо Тагилстроя, в этот день мы посмотрели исторический центр города, где также встречаются здания 1930-х годов, и посетили краеведческий музей, побывав на экскурсии по выставке «Нижний Тагил в масштабных проектах страны», после чего вернулись в Екатеринбург.

Александра Шуринова, студентка 1 курса МП «Восточноевропейские исследования»

Михаил Дынин, студент 2 курса МП «Античная и восточная археология»

КРАСНОКАМСК

Отношения человека и труда, труда и созидания, масштаба человеческой мысли — вот что я надеялась в экспедиции если не уточнить, то хотя бы прочувствовать. Слишком самонадеянно было бы сказать, что всё встало на свои места, но, кажется, получилось уловить несколько важных вещей. 

Соцгородки, задумывавшиеся амбициозными городами-механизмами, живут в своих новых инкарнациях, но всё ещё несут на себе печать масштабных, даже романтических в некотором смысле, задумок своих создателей. Один из таких городов — Краснокамск. Город 51 тысячи жителей в часе езды от Перми — просторный, с выверенной геометрией улиц и единообразием архитектурного стиля, но, при этом, обжитой и по-уездному уютный, дома там редко выше пяти этажей. Тем неожиданнее встретиться с конструктивистской громадой — «домом на 205 квартир».  Несмотря на то, что прагматизм и здесь победил фантазию архитекторов, дом удивляет своим масштабом, а нереализованные элементы фасада и домовой инфраструктуры с лёгкостью дорисовывает воображение. Например, два корпуса дома должна была соединять пафосная арка (о ней сейчас напоминают лишь базы непостроенных колонн — трогательное послание советской «античности», перекликающееся с атлетичными фигурами, украшающими фасад). Умозрительно её возвести не составляет труда, даже адрес у разлучённых домов один — проспект Мира, 9. Осмотреть «дом двухсот пяти» — и город — не только в наличной, но и в исторической перспективе нам помогли сотрудницы Краснокамского краеведческого музея (спасибо им за интереснейшую экскурсию!). 

Лирика творчества и рациональность инженеров примирились в Краснокамской художественной галерее. Работы из заводских творческих мастерских разные: от идиллических бытовых сюжетов до экспериментальных осмыслений отношений человека и машины. Зря я воображала себе конфликт между ними? Скажем, первым, на что мы обратили внимание в конструкции здания местного целлюлозно-бумажного комбината, была именно остеклённая лестничная галерея — в ней тогда как будто сошлись тяготение к солнечному свету, к созиданию, к просматриваемости, к общности, к творческому в индустриальном проекте.

От одного из наших собеседников в Екатеринбурге мы узнали «городскую легенду» — среди местных ходила полушутливая сказка о том, как «завод выпил озеро». Этот мифологический образ, может, наивный, может, экзальтированный (всё-таки на Урал я ездила туристкой, «другой») мне потом вспоминался не раз. Наверное, завод может и озеро выпить, и человека съесть. Может вместе с заводами-побратимами объять город кольцом из дыма, может быть городским сердцем или печенью. Дворцом, как оказалось, завод тоже может быть. В общем, под занавес нашего тура по Уралу становилось всё яснее, казалось бы, изначально очевидное: каким быть заводу и что ему выпускать — производное от воли человека. Каким быть городу, району (быть ли им). Люди меняют жизнь в городах, устроенных другими людьми — споря, соглашаясь или молча. Завораживающее зрелище. И делают они это совершенно по-разному: агитируют своих соседей на бой с неповоротливой бюрократией или тихо хранят незаметную для глаза, ориентированного на «парадно-фасадную», историю (тоже формулировка одного из наших проводников), самоценную жизнь. Настроив оптику, можно обнаружить удивительное в обыденном — спасибо всем встретившимся на нашем пути за помощь сразу 12 парам любопытных глаз.

Анна Постоюк, студентка 4 курса ОП «Социология»

Лестница в ДК «Городка чекистов» в Екатеринбурге
Лестница в ДК «Городка чекистов» в Екатеринбурге
НС