• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Майя Лавринович, Сергей Польской и Игорь Федюкин выступили с докладами на конференции в Страсбурге

Сотрудники Центра источниковедения Майя Лавринович, Сергей Польской и Игорь Федюкин выступили с докладами на конгрессе Международной группы по изучению России XVIII века.

В докладе Майи Лавринович «Понятие 'дружбы' в России XVIII века: попытки пересмотра социальных основ?» рассматривались социальные различия в употреблении концепта «дружбы» в конце XVIII – начале XIX века в России. Как правило, историки не учитывают социальный аспект переписки русских аристократов, а их корреспондентов именуют, вслед за самими акторами, «друзьями». Переписка русских аристократов (графов Николая Петровича Шереметева и Александра Романовича Воронцова, графини Екатерины Романовны Дашковой) со своими клиентами, стоявшими значительно ниже их по социальной лестнице, свидетельствует о том, что вельможи, называя эти отношения «дружескими» и «дружбой», использовали модель общения, принятую в салоне. В языке раннего Нового времени, нижестоящие, клиенты, описывались их покровителями как amici или друзья, поэтому такая концепция «дружбы» подразумевала лишь условно равные отношения. В XVIII веке, по мере усвоения в России новых социальных и культурных моделей, аристократы обратились к античной традиции. В результате анализа переписки выясняется, что отношение нижестоящих к аристократам оставалось в концептуальных рамках отношений между патроном и клиентом, актуализированных переводами Горация и поэзией патронажа. Аристократы, напротив, под влиянием «эмоционального поворота» раннего романтизма использовали понятие дружбы как средство переосмысления отношений доминирования в отношениях между патроном и клиентом.

Доклад Сергея Польского «Анонимный трактат “О высочайшем наследственном повелительстве" и его европейские политические источники» посвящен неизвестному рукописному трактату середины XVIII века, обнаруженном в составе библиотеки Московского архива коллегии иностранных дел (РГАДА). Рукопись была подарена архиву А. Ф. Малиновским в начале XIX века и имеет заголовок, составленный  в тоже время, ««Краткий специмен о высочайшем наследственном повелительстве, дедикованный великому князю Петру Федоровичу всероссийского престола наследнику на четыре части разделенный, с приложением увета к всероссийскому верному подданству». Текст можно датировать концом 1740-х гг. (около 1748-49 гг.). Вероятно, что автором сочинения «О высочайшем наследственном повелителстве» мог быть один из придворных проповедников, поскольку автор между прочим говорит, что Елизавета Петровна: «ученых и Божия слова проповедников предпочитает и блажит».

Автор «Повелительства» фактически вступает в полемику с «Правдой воли монаршей», оспаривая ее положения и выводы. По сравнению с трактатом Феофана «Высочайшее повелительство» отличатся, на первый взгляд, чрезвычайно консервативной позицией, автор не только отрицает договорной характер происхождения власти, но и возвращается к исключительно религиозной трактовке сущности и истоков господства. Однако в этом сочинении сочинитель не только апеллирует к религиозным текстам, он постоянно ссылается на «политиков», он ищет подтверждения у Платона, Аристотеля, Сенеки или, наоборот, критикует Гроция, Бодена, Макиавелли. Он полностью осознает и использует понятие суверенитета и приближается к современному определению государства. Очевидно, что секулярная политическая литература не просто ему знакома, он пытается использовать ее положения для закрепления своих идей.

 Доклад Игоря Федюкина посвящен «Езда в остров любви» Тредиаковского и ее придворному контексту. Выполненный В.К. Тредиаковским перевод «Voyage de l’isle d’amour» Поля Тальмана  занимает особое место в истории русской литературы XVIII века: ему часто приписывают создание нового словаря любви и любовного общения, что  в свою очередь, заложило фундамент для последующего развития прозы и особенно лирической поэзии. Считается, что роман также пользовался большой популярностью среди молодого поколения российской элиты, но конкретные имена ранних читателей Тредиаковского нам и неизвестны. При этом хотя ранняя жизнь Тредиаковского и его пребывание в Европе были предметом пристального изучения, мы не знаем, почему он выбрал именно эту тему и это конкретное произведение для перевода: следуя версии, предложенной самим поэтом, этот выбор обычно считается почти случайным. В докладе Игоря Федюкина на основании широкого круга архивных источников  реконструирован придворный контекст, в котором появилось это произведение. С одной стороны, это тайная связь между Екатериной Иоанновной, герцогиней Мекленбургской, ключевой покровительницей Тредиаковского и его творчества в начале 1730-х годов, и князем М.А. Белосельским. С другой стороны, предметом рассмотрения становится подборка неопубликованных писем, написанных французскими, немецкими и голландскими дамами князю А.Б. Куракину во время его пребывания в Европе в 1720-х годах: эти письма представляют князя как полностью интегрированного в социальную жизнь западноевропейской аристократии и, что самое главное, досконально знакомого с правилами и конвенциями галантного общения. Куракин, как известно, также был покровителем Тредиаковского, и именно благодаря ему поэт познакомился с Екатериной Иоанновной. В совокупности эти документы не только объясняют появление перевода Тредиаковского и обретение им популярности, но и позволяют восстановить амурные практики русской элиты послепетровской эпохи.




Сыслка на сайт организаторов конференции.