• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
  • Важные объявления
  • Cтажировки в НИУ ВШЭ для преподавателей, сотрудников и аспирантов российских университетов. Подробнее…

Глава в книге
Три жизни Алексея Гольденвейзера

Будницкий О. В.

В кн.: В движении: русские евреи-эмигранты накануне и в начале Второй мировой войны (1938–1941). М.: Политическая энциклопедия, 2020. Гл. 1. С. 5-54.

Препринт
Education in Early Modern Russia: Beyond the “Petrine Revolution”

Fedyukin I.

Humanities. HUM. Basic Research Programme, 2019. No. 185.

Круглый стол в ИВИ РАН

18 января 2016 г. профессор Школы исторических наук П.Ю. Уваров выступил на круглом столе «“Роскошь феодализма”. Средневековый Запад: взгляд извне», организованном Институтом всеобщей истории РАН. Среди других участников обсуждения были акад. РАН С.П. Карпов, чл.-корр. РАН А.В. Головнев, чл.- корр. РАН Н.Н. Крадин, доктор РАН Д. Бондаренко, д.и.н., проф. А.А. Горский, проф. М. Дыго.

Аннотация круглого стола. Современные историографические дебаты показывают, что термин «феодализм» не удалось вычеркнуть из словаря историков. Но на сегодняшний день большинство медиевистов склонны считать феодализм не универсальным, а исключительно западноевропейским явлением. Ясно также, что объяснения «европейского чуда», тем более «процессов модернизации», не возможны без пристального внимания к феодальному прошлому Европы.

Европейский феодализм — это роскошь, обеспечившая высокую динамику экономического и демографического роста, удивительное многообразие и богатство культурной жизни. Обычно за роскошь приходится платить, за взлетом культуры почти неминуемо следует упадок, о чем писали такие мыслители как Сыма Цянь, Ибн Халдун, Анрольд Тойнби. Однако западное феодальное общество нарушает эту закономерность. За «возрождением XII века» не последовал упадок культуры, а кризис XIV века привел не к попятным сдвигам, а к перераспределению сил и открытию новых перспектив. Запад, по-прежнему склонный осуждать любые инновации, на деле вступает на путь поступательного развития.

В большинстве случаев попытки интерпретации феномена европейского феодализма и его динамики предпринимаются «изнутри». Нам, однако, представляется плодотворной попытка взглянуть на этот регион «извне», с территорий, как расположенных на границах «Christianitas», так и отстоящих от него достаточно далеко в пространстве и, возможно, во времени. Поэтому мы обращаемся к специалистам, в центре исследовательского внимания которых находится не только западноевропейский регион. В чем видится специфика европейского феодализма, или же, наоборот, некое универсальное значение при подобном «внешнем взгляде»? В чем западный средневековый опыт может быть полезен для осмысления судеб иных, не-западных или «не вполне западных» обществ?